0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Собака Баскервилей (ТВ). Онлайн чтение книги Собака Баскервилей The Hound of the Baskervilles I. Мистер Шерлок Холмс

Онлайн чтение книги Собака Баскервилей The Hound of the Baskervilles
I. Мистер Шерлок Холмс

Мистер Шерлок Холмс, имевший обыкновение вставать очень поздно, за исключением тех нередких случаев, когда вовсе не ложился спать, сидел за завтраком. Я стоял на коврике перед камином и держал в руках трость, которую наш посетитель забыл накануне вечером. Это была красивая, толстая палка с круглым набалдашником. Как раз под ним палку обхватывала широкая (в дюйм ширины) серебряная лента, а на этой ленте было выгравировано: «Джэмсу Мортимеру, M. R. С. S. от его друзей из С. С. Н.» и год «1884». Это была как раз такого рода трость, какую носят обыкновенно старомодные семейные доктора, — почтенная, прочная и надежная.

— Что вы с нею делаете, Ватсон?

Холмс сидел ко мне спиной, а я ничем не обнаружил своего занятия.

— Почему вы узнали, что я делаю? У вас, должно быть, есть глаза в затылке.

— У меня по крайней мере есть хорошо отполированный кофейник, и он стоит передо мною, — ответил он. — Но скажите мне, Ватсон, что вы делаете с тростью нашего посетителя? Так как мы к несчастию упустили его визит и не имеем понятия о том, зачем он приходил, то этот знак памяти приобретает известное значение. Послушаем, какое вы составили представление о человеке, рассмотрев его трость.

— Я думаю, — сказал я, пользуясь, насколько мог, методом моего товарища, — что доктор Мортимер удачный пожилой врач, пользующийся уважением, раз знакомые оказали ему внимание этим подарком.

— Хорошо! — одобрил Холмс. — Прекрасно!

— Я также думаю, что он, вероятно, деревенский врач и делает много визитов пешком.

— Потому что эта трость, очень красивая, когда была новою, до того исцарапана, что вряд ли ее мог бы употреблять городской врач. Железный наконечник до того истерт, что, очевидно, с нею совершено не малое число прогулок.

— Совершенно здраво! — заметил Холмс.

— Затем на ней выгравировано «от друзей из С. С. Н.». Я полагаю, что эти буквы означают какую-нибудь охоту (hunt), какое-нибудь местное общество охотников, членам которого он, может быть, подавал медицинскую помощь, за что они и сделали ему этот маленький подарок.

— Право, Ватсон, вы превосходите самого себя, — сказал Холмс, отодвигая стул и закуривая папироску. — Я должен сказать, что во всех ваших любезных рассказах о моих ничтожных действиях вы слишком низко оценивали свои собственные способности. Может быть, вы сами и не освещаете, но вы проводник света. Некоторые люди, не обладая сами гением, имеют замечательную способность вызывать его в других. Признаюсь, дорогой товарищ, что я в большом долгу у вас.

Никогда раньше не говорил он так много, и я должен сознаться, что слова его доставили мне большое удовольствие, потому что меня часто обижало его равнодушие к моему восхищению им и к моим попыткам предать гласности его метод. Я также гордился тем, что настолько усвоил его систему, что применением ее заслужил его одобрение. Холмс взял у меня из рук трость и рассматривал ее несколько минут невооруженным глазом. Затем, с выражением возбужденного интереса на лице, он отложил папиросу и, подойдя с тростью к окну, стал ее снова рассматривать в лупу.

— Интересно, но элементарно, — произнес он, садясь в свой любимый уголок на диване. — Есть, конечно, одно или два верных указания относительно трости. Они дают нам основание для нескольких выводов.

— Разве я упустил что-нибудь из вида? — спросил я с некоторою самонадеянностью. — Полагаю, — ничего важного?

— Боюсь, дорогой Ватсон, что большинство ваших заключений ошибочно. Я совершенно искренно сказал, что вы вызываете во мне мысли, и, замечая ваши заблуждения, я случайно напал на истинный след. Я не говорю, что вы вполне ошиблись. Человек этот, без сомнения, деревенский врач, и он очень много ходит.

— Но это же и все.

— Нет, нет, милый Ватсон, не все, далеко не все. Я, например, сказал бы, что подарок доктору сделан скорее от госпиталя, чем от охотничьего общества, и раз перед этим госпиталем поставлены буквы С. C., то само собою напрашиваются на ум слова «Чэринг-Кросс» (Charing-Cross Hospital).

— Вы, может быть, правы.

— Все говорит за такое толкование. И если мы примем его за основную гипотезу, то будем иметь новые данные для восстановления личности этого неизвестного посетителя.

— Ну так, предполагая, что буквы С. С. Н. должны означать Чэринг-Кросский госпиталь, какие же мы можем сделать дальнейшие выводы?

— Разве вы не чувствуете, как они сами напрашиваются? Вы знакомы с моею системой — применяйте ее.

— Для меня ясно только одно очевидное заключение, что человек этот практиковал в городе, прежде чем переехать в деревню.

Читать еще:  Диабетическая кетоацидотическая кома. Кетоацидотическая (диабетическая) кома Диабетическая кетоацидотическая кома лечение

— Мне кажется, что мы можем пойти несколько дальше. Продолжайте в том же направлении. По какому случаю вероятнее всего мог быть сделан этот подарок? Когда друзья его могли сговориться, чтобы доказать ему свое расположение? Очевидно, в тот момент, когда доктор Мортимер покидал госпиталь с тем, чтобы заняться частной практикой. Мы знаем, что был сделан подарок. Мы полагаем, что доктор Мортимер променял службу в городском госпитале на деревенскую практику. Так будет ли слишком смелым вывод, сделанный из этих двух посылок, что доктор получил подарок по случаю этой перемены?

— Конечно, это, по-видимому, так и было.

— Теперь заметьте, что он не мог быть в штате госпиталя, потому что только человек с прочно установившеюся практикою в Лондоне мог занимать такое место, а такой человек не ушел бы в деревню. Кем же он был? Если он занимал место в госпитале, а между тем не входил в его штат, то он мог быть только врачом или хирургом-куратором, — немногим более студента старшего курса. Он ушел из госпиталя пять лет назад, — год обозначен на трости. Таким образом, милый Ватсон, ваш почтенный, пожилой семейный врач улетучивается, и является молодой человек не старше тридцати лет, любезный, не честолюбивый, рассеянный и обладатель любимой собаки, про которую я в общих чертах скажу, что она больше терьера и меньше мастифа.

Я недоверчиво засмеялся, когда Шерлок Холмс, сказав это, прислонился к дивану и стал выпускать к потолку колечки дыма.

— Что касается до вашего последнего предположения, то я не имею средств его проверить, — сказал я, — но, по крайней мере, не трудно найти некоторые сведения о возрасте и профессиональной карьере этого человека.

С моей небольшой полки медицинских книг я взял врачебный указатель и открыл его на имени Мортимер; их было несколько, но только одно из них могло относиться к нашему посетителю. Я прочел вслух следующие сведения о нем:

«Мортимер, Джэмс, M. R. С. L., 1882, Гримпен, Дартмур, Devon, врач-куратор, с 1882 по 1884 в Чэринг-Кросском госпитале. Получил Джаксоновскую премию за сравнительную патологию с этюдом под заглавием: «Наследственна ли болезнь?» Член-кореспондент шведского патологического общества, автор статей: «Несколько причуд атавизма» (Ланцет, 1882), «Прогрессируем ли мы?» (Психологический журнал, март, 1883 г.). Служит в приходах Гримпен, Торелей и Гай Барро».

— Ни малейшего намека, Ватсон, на местное общество охотников, — сказал Холмс с саркастическою улыбкою, — но деревенский врач, как вы проницательно заметили. Я думаю, что мои выводы достаточно подтверждены. Что же касается до приведенных мною прилагательных, то, если не ошибаюсь, они были: любезный, нечестолюбивый и рассеянный. Я по опыту знаю, что в этом мире только любезный человек получает знаки внимания, только не честолюбивый покидает лондонскую карьеру для деревенской практики и только рассеянный оставляет, вместо визитной карточки, свою трость, прождав вас в вашей комнате целый час.

— Имела обыкновение носить за своим господином эту трость. Так как эта трость тяжела, то собака крепко держала ее за середину, где ясно видны следы ее зубов. Пространство, занимаемое этими следами, показывает что челюсть собаки велика для терьера и мала для мастифа. Это, должно быть… ну да, конечно, это кудрявый спаньель.

Холмс встал с дивана и, говоря таким образом, ходил по комнате. Затем он остановился у окна. В его голосе звучала такая уверенность, что я с удивлением взглянул на него.

— Милый друг, как вы можете быть так уверены в этом?

— По той простой причине, что я вижу собаку на пороге нашей двери, а вот и звонок ее господина. Пожалуйста, не уходите, Ватсон. Он ваш коллега, и ваше присутствие может быть полезным для меня. Наступил, Ватсон, драматический момент, когда вы слышите на лестнице шаги человека, который должен внести что-то в вашу жизнь, и вы не знаете, к добру ли это или нет. Что нужно доктору Джэмсу Мортимеру, человеку науки, от Шерлока Холмса, специалиста по преступлениям? — Войдите.

Вид нашего посетителя удивил меня, потому что я ожидал типичного деревенского врача. Он был очень высокого роста, тонкий, с длинным носом, похожим на клюв, выдававшимся между двумя острыми, серыми глазами, близко поставленными и ярко блестевшими из-за очков в золотой оправе. Он был одет в профессиональный, но неряшливый костюм: его сюртук был грязноват, а брюки потерты. Хотя он был еще молод, но спина его уже была сгорблена, и он шел, нагнув вперед голову, с общим выражением пытливой благосклонности. Когда он вошел, взгляд его упал на трость в руках Холмса, и он подбежал к ней с радостным возгласом:

— Как я доволен! Я не был уверен, здесь ли я ее оставил или в пароходной конторе. Я бы не хотел ни за что на свете потерять эту трость.

— Это, как видно, подарок, — сказал Холмс.

— От Чэринг-Кросского госпиталя?

— От нескольких друзей, служащих там, по случаю моей свадьбы.

— Ай, ай, это скверно, — сказал Холмс, качая головой.

Глаза доктора Мортамера блеснули сквозь очки кротким удивлением.

— Почему же это скверно?

— Только потому, что вы разбили наши маленькие выводы. По случаю вашей свадьбы, говорите вы?

— Да, сэр. Я женился и оставил госпиталь, а вместе с ним и всякие надежды на практику консультанта. Это было необходимо для того, чтобы я мог завести свой собственный домашний очаг.

Читать еще:  Что такое синусовая тахикардия сердца. Симптомы, диагностика и особенности лечения синусовой тахикардии. Берут ли в армию с таким диагнозом

— Ага, так мы в сущности уже не так ошиблись, — сказал Холмс. Итак, доктор Джэмс Мортимер…

— Мистер, сэр, мистер… скромный врач.

— И очевидно человек с точным мышлением.

— Пачкун в науке, мистер Холмс, собиратель раковин на берегах великого неисследованного океана. Полагаю, что я обращаюсь к мистеру Шерлоку Холмсу, а не…

— Нет, это мой друг, доктор Ватсон.

— Очень рад, что встретил вас, сэр. Я слышал ваше имя в связи с именем вашего друга. Вы очень интересуете меня, мистер Холмс. Я с нетерпением ожидал увидеть такой доликоцефальный череп и столь хорошо выраженное развитие надглазной кости. Вы ничего не будете иметь, если я проведу пальцем по вашему теменному шву? Снимок с вашего черепа, пока оригинал его еще деятелен, составил бы украшение всякого антропологического музея. Я вовсе не намерен быть неделикатным, но признаюсь, что жажду вашего черепа.

Шерлок Холмс указал странному посетителю на стул и сказал:

— Я вижу, сэр, что вы восторженный поклонник своей идеи, как и я своей. Я вижу по вашему указательному пальцу, что вы сами скручиваете себе папиросы. Не стесняйтесь курить.

Посетитель вынул из кармана табак и бумажку, и с поразительною ловкостью скрутил папироску. У него были длинные дрожащие пальцы, столь же подвижные и беспокойные, как щупальцы насекомого.

Холмс молчал, но его быстрые взгляды доказывали мне, насколько он интересуется нашим удивительным гостем.

— Я полагаю, сэр, — сказал он, наконец, — что вы сделали мне честь придти сюда вчера вечером и опять сегодня не с исключительной целью исследовать мой череп?

— Нет, сэр, нет, хотя я счастлив, что получил и эту возможность. Я пришел к вам, мистер Холмс, потому, что признаю себя непрактичным человеком и потому, что я внезапно стал лицом к лицу с очень сериозной и необыкновенной задачей. Признавая вас вторым экспертом в Европе…

— Неужели, сэр! Могу я вас спросить, кто имеет честь быть первым? — спросил Холмс несколько резко.

— Но точно научный ум Бертильона будет всегда иметь сильное влияние.

— Так не лучше ли вам посоветоваться с ним?

— Я говорил, сэр, об уме точно научном. Что же касается до практически делового человека, то всеми признано, что вы в этом отношении единственный. Надеюсь, сэр, что я неумышленно не…

— Немножко, — сказал Холмс. — Я думаю, доктор Мортимер, что вы сделаете лучше, если, без дальнейших разговоров, будете добры просто изложить мне, в чем заключается задача, для разрешения которой требуется моя помощь.

Собака Баскервилей

The Hound of the Baskervilles

автор: Артур Конан Дойл (Arthur Conan Doyle)

Project Gutenberg’s The Hound of the Baskervilles, by A. Conan Doyle

This eBook is for the use of anyone anywhere at no cost and with
almost no restrictions whatsoever. You may copy it, give it away or
re-use it under the terms of the Project Gutenberg License included
with this eBook or online at www.gutenberg.org

Title: The Hound of the Baskervilles

Author: A. Conan Doyle

Release Date: December 8, 2008 [EBook #2852]
Last Updated: December 17, 2012

Produced by Shreevatsa R, and David Widger

THE HOUND OF THE BASKERVILLES

By A. Conan Doyle

Chapter 1. Mr. Sherlock Holmes

Mr. Sherlock Holmes, who was usually very late in the mornings, save upon those not infrequent occasions when he was up all night, was seated at the breakfast table. I stood upon the hearth-rug and picked up the stick which our visitor had left behind him the night before. It was a fine, thick piece of wood, bulbous-headed, of the sort which is known as a » Penang lawyer. » Just under the head was a broad silver band nearly an inch across. «To James Mortimer, M.R.C.S., from his friends of the C.C.H.,» was engraved upon it, with the date » 1884. » It was just such a stick as the old-fashioned family practitioner used to carry—dignified, solid, and reassuring.

» Well, Watson, what do you make of it «

Holmes was sitting with his back to me, and I had given him no sign of my occupation.

» How did you know what I was doing? I believe you have eyes in the back of your head. «

«I have, at least, a well-polished, silver-plated coffee-pot in front of me,» said he. » But, tell me, Watson, what do you make of our visitor’s stick? Since we have been so unfortunate as to miss him and have no notion of his errand, this accidental souvenir becomes of importance. Let me hear you reconstruct the man by an examination of it. «

«I think,» said I, following as far as I could the methods of my companion, » that Dr. Mortimer is a successful, elderly medical man, well-esteemed since those who know him give him this mark of their appreciation. «

» Good! » said Holmes. » Excellent! «

» I think also that the probability is in favour of his being a country practitioner who does a great deal of his visiting on foot. «

Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Собака Баскервилей. Х/ф СССР, 1981

О проекте Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Собака Баскервилей. Х/ф

По повести Артура Конан-Дойля «Собака Баскервилей».

Труп Чарльза Баскервиля обнаруживают неподалеку от его родового поместья. Выражение нечеловеческого ужаса на лице покойника и следы крупной собаки поблизости заставляют местных жителей вспомнить старинную легенду о проклятии рода Баскервилей.

Читать еще:  Злокачественная шваннома (нейрогенная саркома). Лечение злокачественной шванномы в германии Злокачественная шваннома

Доктор Мортимер, близкий друг покойного, приезжает к Холмсу и просит разобраться в этом деле. История кажется сыщику очень интересной, он рад бы помочь, но из-за множества дел не может покинуть Лондон. Поэтому в поместье отправляется Ватсон, который подходит к делу со всей серьезностью и каждый день пишет другу отчет о проделанной работе.

В деревню приезжает наследник сэра Чарльза Генри Баскервиль. Ватсон знакомится с ним и пытается уберечь потенциальную жертву от угрожающей опасности.

К счастью, Холмсу и Ватсону все же удается раскрыть это сложное дело и спасти сэра Генри от верной смерти.

Интересные факты

  • На роль Холмса, помимо Василия Ливанова, пробовали Александра Кайдановского и Олега Янковского, на роль Ватсона – Олега Басилашвили, на роль миссис Хадсон – Евгению Ханаеву, на роль инспектора Лестрейда – Льва Дурова.
  • После демонстрации ленты на фестивале в Монте-Карло и показа по британскому телевидению газета «Дэйли мэйл» опубликовала высказывание Маргарет Тэтчер о том, что она видела лучшего Холмса, а критики вынесли вердикт: Ливанов и Соломин – лучшая пара Холмс-Ватсон континента.
  • Дочь Артура Конан Дойла Джейн написала в Москву письмо, в котором была фраза: «Доведись папе увидеть этого русского актера – он был бы счастлив!»
  • В начале 2006 года Елизавета II пожаловала орден Британской империи Василию Ливанову как «послу британской культуры в России». Сообщивший об этом посол Великобритании в России Тони Брентон назвал Ливанова одним из лучших Шерлоков Холмсов за всю историю экранизаций рассказов Артура Конан Дойла.
  • На втором этаже музея Шерлока Холмса на Бейкер-стрит висят портреты практически всех исполнителей роли знаменитого сыщика. Самое большое фото в центре этой композиции – портрет Василия Ливанова.
  • В честь 120-летия любимого героя в Новой Зеландии в 2007 году была введена в обращение серия из 4 серебряных двухдолларовых монет, на аверсе которых используются кадры из фильма Игоря Масленникова.

Художественный фильм (СССР, 1981).
Режиссер: Игорь Масленников
Сценарий: Игорь Масленников при участии Юрия Векслера
Операторы: Дмитрий Долинин, Владимир Ильин
Композитор: Владимир Дашкевич
В ролях: Василий Ливанов, Виталий Соломин, Рина Зеленая, Ирина Купченко, Никита Михалков, Алла Демидова, Борислав Брондуков, Сергей Мартинсон, Олег Янковский, Светлана Крючкова, Александр Адабашьян, Олег Пальмов, Олег Белов, Дмитрий Бессонов, Евгений Стеблов

Шерлок Холмс и доктор Ватсон: Собака Баскервилей

В английском графстве Девон произошла неожиданная смерть владельца поместья сэра Чарльза Баскервиля. Из Канады в поместье приезжает племянник и наследник покойного — сэр Генри Баскервиль. Доктор Мортимер, врач и друг покойного, обнаруживает недалеко от трупа огромные следы, напоминающие собачьи. Он вспоминает старую фамильную легенду о призрачной собаке, проклятии рода Баскервилей, которой сэр Чарльз придавал очень большое значение. Доктор Мортимер, чувствуя опасность, грозящую новому хозяину, приводит молодого баронета к Шерлоку Холмсу, который вместе со своим помощником и биографом доктором Ватсоном должны решить загадку торфяных болот, посреди которых расположено поместье.

Трейлер 1

Кадры 10

Доктор Мортимер и наследник сэра Чарльза — молодой баронет сэр Генри Баскервиль (Никита Михалков) — обращаются за разгадкой к легендарному сыщику Шерлоку Холмсу (Василий Ливанов) и его библиографу и помощнику доктору Ватсону (Виталий Соломин).

То, что наш Шерлок — самый удачный из всех экранных сыщиков, признают даже англичане. Большое спасибо за эту роль Василию Ливанову, который своим потрясающим скрипучим голосом и неповторимой мимикой создал такой дорогой и понятный каждому российскому зрителю образ настоящего джентльмена.

Такого же признания заслуживает и Виталий Соломин. Его доктор Ватсон — настоящий помощник своему быстрому компаньону. Он немного рассеян, романтичен, и вообще — более живой и простой человек, подчеркивающий дедуктивный гений Холмса.

Вообще, советские фильмы всегда отличает потрясающий актерский состав. В этом случае, на экране появляются — Рина Зеленая, Никита Михалков, Олег Янковский, Адабашьян, Крючкова.

Характерные диалоги, послужившие в последствии основой для многих анекдотов, между сэром Генри (Михалков) и Бэрримором (Адабашьян) придумывались актерами по ходу съемок.

Ну и конечно же — свое дело в создании полной картины делает музыка. Этот фильм каждый уважающий себя киноман узнает по трем нотам.

Неподалеку от родового поместья Баскервилей обнаружен труп владельца. Лицо Чарльза Баскервиля перекошено от ужаса, а вокруг трупа доктор Мортимер (Евгений Стеблов) обнаруживает следы огромных собачьих лап. И тут же вспоминается старая легенда о проклятии рода, которой сэр Чарльз очень верил.

Доктор Мортимер и наследник сэра Чарльза — молодой баронет сэр Генри Баскервиль (Никита Михалков) — обращаются за разгадкой к легендарному сыщику Шерлоку Холмсу (Василий Ливанов) и его библиографу и помощнику доктору Ватсону (Виталий Соломин).

То, что наш Шерлок — самый удачный из всех экранных сыщиков, признают даже англичане. Большое спасибо за эту роль Василию Ливанову, который своим потрясающим скрипучим голосом и неповторимой мимикой создал такой дорогой и понятный каждому российскому зрителю образ настоящего джентльмена.

Такого же признания заслуживает и Виталий Соломин. Его доктор Ватсон — настоящий помощник своему быстрому компаньону. Он немного рассеян, романтичен, и вообще — более живой и простой человек, подчеркивающий дедуктивный гений Холмса.

Вообще, советские фильмы всегда отличает потрясающий актерский состав. В этом случае, на экране появляются — Рина Зеленая, Никита Михалков, Олег Янковский, Адабашьян, Крючкова.

Характерные диалоги, послужившие в последствии основой для многих анекдотов, между сэром Генри (Михалков) и Бэрримором (Адабашьян) придумывались актерами по ходу съемок.

Ну и конечно же — свое дело в создании полной картины делает музыка. Этот фильм каждый уважающий себя киноман узнает по трем нотам.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector